Юлиана Пучкова:
«Для меня это метод понимания душевных процессов через то, в каких образах человек организует и выражает свой опыт переживаний. Образы выражают то, что еще не может быть рационально сформулировано, но что уже движет человеком.

За этими образами (их можно заметить в сновидениях, речи, рисунках, поведении, телесных проявлениях, отношениях) можно распознать обобщенные, сложные, комплексные единицы смысла (архетипы), которые укажут, куда и зачем вы двигаетесь, что вами руководит, чего вам не хватает и где лежит ключ к решению психологической проблемы, – будь то сложные личные отношения, неудачный брак, депрессия, тяжелые сны, безответная любовь, напряженные отношения с мужем или женой, детьми или родителями, плохое самочувствие без медицинских на то причин и даже денежные затруднения или проблемы в работе, карьере, бизнесе.

Процесс работы с психологом – это разворачивание картины того, что происходит в вашей душе, и распознавание образов-ориентиров, дающих подсказку о том, на что нужно обратить внимание. Эти образы предстают перед ваши в вашем воображении, в сновидениях, в песочных композициях, в воспоминаниях о прошлом и представлениях о будущем.

Образец такого разворачивания внутренних процессов души перед изумленным сознанием дал еще основатель метода, Карл Густав Юнг. С точки зрения обыденного здравого смысла его опыт выглядит чем-то безумным. О своем дневнике видений — Красной книге — Юнг писал: «Вся моя жизнь состояла в разрабатывании того, что прорывалось из бессознательного и захлестывало меня, как таинственный поток, и угрожало погубить меня. Этих содержаний хватило бы на несколько жизней. Все последующее было не более чем внешней классификацией, научной разработкой и интеграцией в жизнь».
Опыт того, как Юнг справлялся с сумасшедшими частями своей души и черпал из них богатейшие идеи, сегодня с пользой применяют к себе совершенно здоровые люди, чтобы наладить контакт со своим бессознательным. Странные сновидения и не понятно к чему относящиеся фантазии, телесные переживания и симптомы и кажущиеся неуместными чувства — все они при спокойном, терпеливом, уважительном и доверительном знакомстве обнаруживают глубокую осмысленность и целесообразность. Эти внутренние открытия в итоге уравновешивают позицию нашего «дневного» сознания и дают возможность принимать более взвешенные решения во внешней жизни, в отношениях, в актуальных жизненных выборах и задачах.
Кажимое противоречие, противостояние, взаимодействие разумного сознания и хаотичного бессознательного отражается и в деятельности современных юнгианцев. С одной стороны, наша работа основывается на дополнении объективной реальности вещами, в нее обычно не вписывающимися — визуализациями, фантазированием, воображением, обращением к мифам и легендам, включая очень древние. С другой стороны, стиль юнгианского сообщества и этический кодекс, на который я ориентируюсь, вполне консервативны, разумны, упорядочены и безопасны для обоих участников процесса».

 

 

 

Фото Виктора Голубкова

Фото Виктора Голубкова